Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Сортировать по: дате  |   просмотрам  |   комментариям

Лагуна Паньякоча

Ваорани. История контакта

В пятидесятых годах прошлого века различные секции американской евангельской церкви вплотную занялись миссионерской деятельностью в джунглях Амазонии, пытаясь добраться до еще оставшихся свободных индейцев. В случае Эквадора, усилия миссионеров сосредоточились на интеграции и умиротворении индейцев, названных впоследствии коренными ваорани. Эти индейцы исторически населяли территории провинций Орельяна, Пастаза и Напо, на юг - до границы с Перу, а на север - до "Большой воды", или Дороборо - именно так ваорани называют реку Напо.

На момент контакта ваорани были разделены на четыре основных группы: Гуикитари, Пиемори, вайваири и вепеири, раскинутые по огромной территории, где они занимались охотой, собирательством и примитивным сельским хозяйством. Клановая организация представляла собой сообщество индейцев различной степени родства, с союзными отношениями с близкими кланами и войнами - с отдаленными. Обыкновенно, каждый клан ваорани имел стабильное поселение и только в случае войны народ мигрировал на новое место.


На момент контакта ваорани находились в состоянии внутриплеменной войны. По одной из версий, борьба между кланами и их перемещение было связано с проникновением на исконную территорию первых ковори. Ковори (cowori) на языке ваорани значит "людоед" - так индейцы называют всех не-ваорани. Столкновения со сборщиками каучука, поселенцами-кечуа и, в дальнейшем, с разведотрядами нефтяных компаний сыграли ключевую роль в эскалации межплеменных конфликтов.

В 1956 году группа евангелистов, действующих в эквадорской Амазонии, опираясь на структуры, оставленные нефтяной компанией Shell (компания вела геологоразведочные работы в период с 1939 по 1952 год) решились пойти на контакт с аука - именно так горные индейцы-кечуа называют ваорани. Аука означает "враг".

Три (по другим данным - пять) миссионера высадились близ местечка “Playa de las Palmas” (пальмовый пляж) и тут же были убиты копьями ваорани. Спустя два года женам погибших миссионеров и одной из монахинь - Рейчел (Rachel Saint), чей брат был в числе убитых миссионеров - удалось установить дружеский контакт. Рейчел приютила женщину ваорани по имени Дайума (Dayuma), которая покинула племя из-за конфликта. Благодаря ей Рейчел смогла выучить язык ваорани и затем, при помощи той же Дайумы, связаться с кланом Гуикитари, разоренным войной.

В 1957 году Рейчел вместе с Дайумой отправляется в тур по США, где они выступили вместе с известным американским религиозным деятелем Уильямом Франклином Грэмом в знаменитом шоу "Это ваша жизнь".

С 1958 по начало 70-х годов Рейчел удалось объединить большую часть кланов и привести около 500 человек в низменность Тивено (Tiweno). В 1969 году эквадорский институт аграрной реформы и колонизации (IERAC) предоставил этим землям (на площади в 16000 гектаров) статус заповедника.

«Не убивай, имей только одну женщину и питайся цивилизованной пищей», - таковы были базовые правила жизни в миссии. Монахи открыли школу, провели перепись населения и, конечно, занялись его евангелизацией. В Тивено самолетами еженедельно доставлялись продукты питания, одежда, предметы первой необходимости (от горшков и топоров до гребешков и ламп) и медикаменты.

Дайума наработала невиданный ранее авторитет в среде ваорани, служа посредником и переводчиком в мире ковори.

Однако на тот момент, когда нефтяные компании Texaco и Cepe начали делать разведку нефти на территории ваорани, проложив 112-километровую трассу до городка Кока (дорога так и назвалась Ayca Road) и разрезав тем самым коренные земли народа на две части - еще не все кланы ваорани были приведены в низменность Тивено. Это привело к тому, что в начале 70х годов произошло немало инцидентов между нефтяниками и ваорани. Аука нападали на лагеря, убивали сотрудников компаний и препятствовали работе геологоразведки. Компании, в свою очередь, стали вооружать своих сотрудников и наняли коренных кечуа, которые якобы лучше ориентировались в лесу. Также использовалось соперничество между этническими группами ваорани и поселенцами кечуа вдоль берегов реки Напо.

Нефтяные компании всерьез задумались о снижении численности ваорани и/или перемещению их в район более компактного проживания. И единственная альтернатива военному решению вопроса - миссионерская деятельность. Таким образом, если вначале евангелисты действовали в одиночку, то с проникновением нефтяных компаний вглубь территории ваорани их интересы совпали и миссионеры получили средства от нефтяников для перемещения ваорани в места компактного проживания типа низменности Тивено.

Нефтяные компании предоставили миссии Рейчел транспорт и оборудование для скорейшего завершения работы по перемещению ваорани. Речи, призывающие ваорани выйти из леса транслировались через громкоговорители на окружающую поселения местность, на деревушки диких аука сбрасывались подарки, призванные заманить индейцев к цивилизации. В 1971 году институт IERAC присвоил заповеднику Тивено статус протектората ваорани.

Несмотря на то, что к 1975 году около 90% всех ваорани было переселено, контроль миссионеров не был полным и часть свободных аука продолжали нападать на нефтяников. Именно из этих представителей ваорани вождь Тара сформировал группу тагаери, отказавшуюся от благ цивилизации и ушедшую в пока еще не тронутую часть леса.

Племя тагаери существует до сих пор, всячески препятствуя проникновению чужаков на свою территорию и, вкупе с племенем тароменане, представляют последние две группы неконтактных народов на территории Эквадора.

Относительно последних - племени тароменане - накоплено совсем мало информации. По одной из гипотез, тароменане - группа ваорани, отделившаяся от остального народа в начале XX века, когда большинство кланов аука покинули свои традиционные территории на границе с Перу, чтобы проследовать в верховья рек Ясуни и Типутини, заняв территорию индейцев запара (ударение на первый слог). Эти индейцы исчезли в результате деятельности сборщиков каучука, рабства и занесенных болезней.

Согласно этой гипотезе тароменане не последовали на север, а остались в пределах прежних границ. Последующая относительная изолированность от других кланов ваорани привела к дрейфу языка и к отличиям в материальной культуре. Однако со временем тароменане, вероятно под давлением нефтяных компаний со стороны Перу, были вынуждены мигрировать к северу, где столкнулись с племенем тагаери, что в настоящее время приводит к постепенной ассимиляции последних.

На сегодняшний день ваорани имеют право на закреплённую за коренным населением резервацию площадью примерно в 6 125,60 кв. км, частично пересекающуюся с территорией Национального парка Ясуни, что, теоретически, гарантирует неприкосновенность биологической среды. Также правительство Эквадора создало запретную зону в пределах парка от реки Нашино на севере до реки Курарай на юге с тем, чтобы снизить вероятность контакта населения с племенами тагаери и тароменане.

Примерное расположение кланов ваорани на 1958 год.

Территория резервации ваорани (голубой цвет), парка Ясуни (светло-зеленый)
и запретной зоны (штриховка).


Rio Napo

Ночная жизнь Ясуни




Вероятно, Ameerega bilinguis.


Вероятно, Ranitomeya ventrimaculata.



Инки: альтернативная история

Меня всегда удивляло, насколько же была мала вероятность победы испанцев над инками во времена открытия европейцами Южной Америки. И, тем не менее, благодаря целой цепочке нелепых событий, это произошло.

А если бы события хоть немного пошли по-другому? Как бы развивалась эта альтернативная реальность? Попробую вообразить:



- 1492 год. Христофор Колумб открывает Америку.

- 1513 год. Васко Нуньес де Бальбоа открывает «Море Юга» (Тихий океан) и в дальнейшем дает имя «Перу» вновь открытым землям. Примерно в это же время Уайна Капак – правитель Инков – получает сведения о белых людях.

- 1527 год. Правителем инков становится сын Уайна Капака – Уаскара, который (это уже альтернативная история!), видя попытки европейцев проникнуть в страну предпринимает контрмеры.

- 1528 год. Атауальпа – брат (по отцу) Уаскары – получает возможность лично увидеть белых людей, когда к нему привели двух подчиненных Франсиско Писарро — Родриго Санчеса и Хуана Мартина, высаженных возле Тумбеса для разведки территории. Их доставили в Кито за 4 дня и принесли в жертву богу Тикси Виракоча Пачакамаку в долине Ломас.

В этом же году вместо начала гражданской войны (как это случилось в нашей истории) Атауальпа и Уаскара заключают союз и образуют диархическое правление с общей идеей отразить возможное нашествие бледнолицых.

- 13 мая 1533 года Франсиско Писарро подплывает к городу Тумпис, начав испанское вторжение в империю инков. У него 200 пеших воинов и 27 коней. Однако народ кечуа не приветствует чужеземцев и инки отбивают вторжение. Атауальпа не попадает в плен, а Франсиско Писарро погибает.

- Понятно, что испанцы одним вторжением не ограничатся и война будет долгой. Но за это время империя инков успеет перенять технологию и ряд достижений европейской цивилизации. Испанцы, наверняка, займут пару-тройку городов, которые превратятся в аналог Гонконга. Однако, империя инков будет в конце-концов признана независимым государством и Анды останутся неевропеизированными.

Однако, на востоке континента, на момент прихода европейцев, никаких государств не существовало и у португальцев остаются развязаны руки. Тем более, что португальцы (в отличие от испанцев) знают, что новый континент – совсем не Индия, как полагал Колумб. Проводя грамотную политику интеграции индейских общин, португальцы закрепляются в Южной Америке и со временем образуют аналог современной Бразилии.

Патагония и Огненная земля, таки, попадают под власть испанской короны, но со временем аналог современной Аргентины в составе Великого Парагвая получает независимость.

Обнаружение в Амазонии каучуковых деревьев так же приводит к «резиновому буму», однако экспансия вглубь бассейна реки идет только со стороны Бразилии, потому как инки, традиционно, не суются в область сельвы, опасаясь болезней и непроходимых лесов. Благодаря этому существенная часть сельвы остается terra incognita, давая приют многочисленным неконтактным племенам.

- К концу двадцатого века на территории континента продолжают существовать четыре основных государства: Перу-Инка (Тауантинсуйу), Бразилия (включая территорию Уругвая), Великий Парагвай (территория наших Парагвая, Аргентины, центрального и южного Чили) и Американская Гвиана (часть Колумбии, территория Венесуэлы, Гайаны и Суринама). Демаркация границы между государством инков и Бразилией по сельве проведена лишь к концу столетия в связи с открытием больших запасов нефти в амазонском бассейне.

Преемственник государства инков продолжает существовать, занимая территории наших Эквадора, Перу, Боливии, юго-запада Колумбии и север Чили. Государственный язык – кечуа. Язык аймара имеет статус регионального. Религия инков сохранила основные черты, но сошла к монотеизму, сведя всех многочисленных богов пантеона к ипостасям Виракочи-Пача Камака – сотворителя мира.

Можете дополнить эту альтернативную историю? Было бы интересно.

Краски Азуфраля

Азуфраль - стратовулкан на крайнем юго-западе Колумбии. Несмотря на свою относительно небольшую высоту в 4070 метров, он серьезно влияет на климат окружающей местности, за счет чего здесь за последние 3000 лет сформировался особый тип экосистемы. Последний раз вулкан извергался примерно в 930 году до нашей эры, но продолжает потихонечку коптить до сих пор.

В 2006 году усилиями местных муниципалитетов вулкан и прилегающие территории в 6000 гектар были объявлены уникальным природным районом, что позволило наложить ограничения на хозяйственную деятельность и брать немножечко денег с приезжих туристов, которых здесь с каждым годом становится больше.

Вид на окружающую местность за пределами зоны влияния вулкана.



Растительность зоны влияния. Мрачновато, не правда ли? Давайте посмотрим поближе.














Зеленая лагуна в кальдере вулкана.


Влажность такая, что флаг полностью промок и сквозь него видны силуэты.


Избушка рейнджеров на входе в нацпарк.

Тагаери-тароменане

После целого дня следования в верховья реки Ясуни, ночлег под гигантской сейбой погружает сознание в кричащий мир джунглей с особенной быстротой. Непривычный запах и звуки становятся чем-то обыденным лишь когда удается полностью сосредоточиться на каком-нибудь деле. Например, на приготовлении ужина или постановке палатки.

Сандро – наш гид-проводник – не отрываясь от чистки картошки, спокойно заметил: «Мы остановились на территории тагаери. Отсюда до реки Нушиньо – каких-то пять километров».

Звуки джунглей мгновенно вернулись – аж в ушах зазвенело.

- Ну и каковы наши шансы?


- Шансы их увидеть или остаться в живых? – Сандро ухмыльнулся и продолжил: «Тагаери сейчас не такие как раньше. Они стали умнее. Туристов не трогают – только следят. Если ты не рубишь лес и не гробишь рыбу динамитом – зачем тебя трогать?»

Тагаери, или дикие Аука, или «красные ноги» - единственный клан индейцев ваорани, отказавшийся от контактов с цивилизацией. Еще в 1968 году, после первых посещений этих земель протестантскими миссионерами, между ваорани возникли разногласия относительно дальнейших контактов с представителями внешнего мира. Часть людей во главе с предводителем Тара ушли в глубину леса и на протяжении десятилетий препятствуют проникновению туда кого бы то ни было.

Говорят, их осталось не более 30 человек и молодое поколение уже не так рьяно придерживается образа жизни предков: периодически молодые тагаери выходят в деревни оседлых ваорани, осуществляя натуральный обмен.

Есть предположение, что тагаери вынужденно идут на контакт с соотечественниками из-за притеснений со стороны другой неконтактной группы – тароменане – народа, который пришел на земли ваорани со стороны соседнего Перу. Коренастого телосложения, с короткими ногами и светлой кожей. Общее число – в пределах 200 человек. Очень мобильны и скрытны. Говорят на своем языке, который индейцами ваорани понимается только частично. Вот и все, что известно о загадочном племени.

Ваорани считают, что тароменане заняли территории их предков. Вторжение цивилизации в быт и жизненный уклад ваорани привело к тому, что последние сконцентрировались в поселках по берегам крупных рек, тем самым «освободив» обширные территории экваториального леса. Чем, разумеется, не преминули воспользоваться доселе никому не ведомые тароменане.

- А ты сам-то их видел? – спросил я Сандро.

- Видел. Но больше желания увидеть нет: раны заживают не быстро и шрамы потом остаются...

Национальный парк Ясуни. Зона обитания неконтактных племен отмечена штриховкой.
Цифрами обозначены: 1. Городок Кока (Пуэрто-Франсиско-де-Орельяна);
2. Река Паньякоча с системой лагун - заповедная зона. Биологический коридор, связывающий
крупнейшие национальные парки Эквадора; 3. Поселок Нуэво-Рокафуэрте. Пограничный пункт Эквадора;
4. Место ночевки на реке Ясуни; 5. Поселок Пантоха (бывший эквадорский Рокафуэрте). Пограничный пункт Перу.




Мужчина-ваорани за работой.

Люди экспедиции

Случайности не случайны. От людей, встреченных на пути,  часто зависит исход экспедиции.

Здесь я просто приведу фотографии тех, кто помог нам совершить задуманное. Спасибо, ребята!


Ингрид Рейес (Ingrid Johanna Pinzon Reyes) и её дочь Хуана.
Их дом и приятная компания служили нам приютом в столице Колумбии Боготе как по прилету,
так и перед возвращением домой.




Члены мотоклуба Enduro города Попаян, Колумбия.
Clemente Perez, Victor Cordoba, Andres Concha, Cristian Robles, Giovanny Collazos.
С ними мне удалось взойти на вершину вулкана Пурасе.





Мигель Перез (Miguel Perez) - профессиональный высотный гид Эквадора.
С ним я поднялся на вершины Северного Илинизаса и Котопакси.




Эдисон (Edison Polivio Bustos) - практически бессменный моторист нашей лодки
на всем пути следования по реке Напо из Коки (Эквадор) до Санта-Клотильды (Перу).




Единственный день, когда я сменил Эдисона за ручкой мотора.


Слева направо: Сергей Соколов, Александр Волков, Эдисон Бустос


Еще два члена водной команды: Сандро Рамос (слева) и Рауль.
Сандро руководил организацией и подготовкой сплава.
Рауль был с нами на маршруте от Коки до Нуэво-Рокафуэрте (Эквадор)




Ну и, конечно же, мы. В рефугио вулкана Илинизас на высоте 4700м н.у.м.

Центр биоразнообразия

Стык границ Перу, Колумбии и Эквадора. Здесь еще нет городов и дорог, а редкие поселения жмутся к берегам крупных рек. На снимках со спутника видно только зеленое мрачное море, порезанное на неравные кусочки меандрами извилистых линий: Путумайо, Напо, Курарай.

Именно здесь, на протяжении многих тысячелетий, находится точка наивысшего разнообразия растительного и животного мира нашей планеты, благодаря чему леса Амазонки – лёгкие нашей Земли – продолжают существовать, несмотря на постоянные изменения климата.

В одном только эквадорском парке Ясуни (занимающим жалкие 14% территории максимального биоразнообразия) проживает 173 вида млекопитающих, 596 видов птиц, 83 вида рептилий, более 100 видов амфибий и 382 вида рыб. Не говоря уже о коренных народах и неконтактных племенах. До сих пор неизвестно с чем именно связано такое разнообразие и почему, несмотря на возрастание температур в остальной Амазонии, климат здесь неизменен.

По иронии судьбы именно здесь сосредоточены основные (до 79%) запасы разведанной нефти в амазонском бассейне. Правительство Эквадора объявило миру, что готово отказаться от добычи нефти в этом районе в обмен на 3,6млрд. долларов, предоставленных до 2024 года. И хотя инициатива была поддержана многими странами, деньги, понятное дело, собираются неохотно, а нефтяные компании продолжают забрасывать разведывательные партии вглубь заповедной сельвы. Вот только не все партии возвращаются: неконтактные племена охраняют свою территорию, иногда убивая незваных гостей. Может это и странная мысль, но сдается мне, что эти дикари – последняя надежда для всей Амазонии.

Центры разнообразия групп организмов Южной Америки.

То же для отдельных групп:
А - земноводные; B - птицы; С - млекопитающие; D - растения.


Обзор охраняемых природных территорий и нефтяных участков влажного леса региона реки Напо:
А - особо охраняемые природные территории;
B - все охраняемые территории в пределах экорегиона;
С - нефтяные участки;.




Соотношение видов парка Ясуни и всей остальной Амазонии.





Национальный парк Ясуни:
- светло-зеленая область - территория парка;
- желтая область - территория сообществ кичуа (буферная зона)
- голубая область - территория народа ваорани
- заштрихованная область - неприкасаемая территория, где проживают неконтактные племена.

Утро и вечер

Река Напо, Перу. Один день пути вниз по течению от границы с Эквадором.








Orellana. Расходы

Общая продолжительность - 24 дня.
Более 1000км по суше, около 1500км - по воде.

Реальная стоимость экспедиции составила 2364USD на человека при расчетной стоимости в 2700USD (без учета билетов на континент).

Со стоимостью билетов - 3100USD.

И это при том, что в дополнение к основной программе удалось посетить посаду де Тигуа, озеро Килотоа и даже зависнуть на ночь на термальных источниках Папаякты. Стоимость "дополнения" оценивается в 110USD на человека.

Серьезных форсмажоров не было. Разве что Сандро - наш проводник по реке Напо - бодро свалил из Санта-Клотильды не оплатив ни проживания, ни питания, хотя по договору должен был это сделать. За еду мы заплатили: 33 соля на двоих (13USD) - не Бог весть какие деньги, а вот за проживание Сандро, таки, придется расплатиться при следующем посещении деревеньки. И есть мнение, что посещение это он запомнит надолго.

Основные статьи расходов (на одного человека):

- билеты на континент: 737USD (23,8%)
- локальные перелеты: 274USD (8,8%)
- восхождения (автомашина, гид, аренда снаряжения, питание): 348USD (11,2%)
- семидневный трип по реке Напо от Коки до Санта-Клотильды: 805USD (26,0%)
- транспорт на маршруте Санта-Клотильда - Икитос - Летиция: 115USD (3,7%)
- проживание (отели, хостели, рефугио): 276USD (8,9%)
- автобусы и такси: 120USD (3,9%)
- входы в нац.парки: 22USD. Столь малая цена объясняется тем, что Эквадор отменил плату с этого года. (0,7%)
- вода, еда, ништяки и стирка: 403USD (13,0%)

Под ништяками понимаются сувениры, пиво, и прочие мелкие личные траты.

Глобальный вывод: даже такую серьезную экспедицию можно провести достаточно экономно, если начать планирование заранее и провести её, как минимум, вдвоем.

Туман Илинизаса

Температура океанской воды у берегов Эквадора растет и горы заливает дождями. Не иначе как зачастивший Эль-Ниньо решил снова вернуться - климат Земли в последние годы преподносит немало сюрпризов. Вулканы закрыты многослойным туманом и категорически никого к себе не подпускают. Прощай красивые виды.

Обычно скалистый Илинизас на сей раз покрыт снегом и льдом, создающим поразительные рисунки на камне. Вот только скользко неимоверно и на обычно несложный маршрут приходится закладываться вдвое больше по времени. Навстречу мне идет одинокий француз с невыносимой печалью в глазах после недельного ожидания подъема на вулкан Котопакси: время ушло и он решил взойти хотя бы на временно-ледяной Илинизас. Но что значит 5200 против 5900, когда речь идет о метрах над уровнем моря? 700 метров по вертикали на высотах от пяти километров - это очень, катастрофически, много. Остается только сочувствовать и надеяться на то, что нам, таки, повезет.

Туман стоит настолько плотно, что видимость ограничена пятью-семью метрами и вулкан Илинизас остается в моем представлении лишь размытым ночным силуэтом на фоне блекнущих звезд. Надежды на то, что на вершине будет видно чуть лучше - конечно же не оправдались и остается утешаться лишь тем, что местные лисы настолько потеряли нюх в этой взвешенной влаге, что топчатся прям у рефугио в нескольких метрах от направленного на них объектива.

Секундное улучшение видимости. Вид с вершины.

Несколько фотографий

Наглый лис.


Ледяная корка на камнях.





Вершина.

Baianá

Восхождение

Вначале нужно сбить с варежки налипший лед и осторожно стащить ее с перчатки. Пальцам быстро становится холодно и важно успеть все сделать до того, как они станут совсем неповоротливыми. Замок молнии на куртке с хрустом взламывает наледь и из прогретого нутра выдергивается фотоаппарат. Тащу его изначально включенным, потому как в перчатках не повернуть рычажок.

Съём крышки. Прицел в полутьме. Быстрее. Щелчок. Две секунды - но на фильтре уже пленка коварного льда. Успел? Может быть. Увижу, когда спущусь с негостеприимной вершины.

Некоторые кадры выходят такими. Удивительно, но именно в них оживает картина.

Круг замкнулся

Богота встретила вожделенной прохладой, знакомой квартиркой Ингрид и обалдевшими взглядами колумбийцев, наблюдающих неспешно шагающих по вечернему городу иностранцев.

Мы же, вдосталь наевшись "казенной" пищи за время поездки, решили прогуляться по магазинам и закупиться продуктами для знатного ужина. Экспедиция подходит к концу и мы вернулись в точку возврата домой. Осталась всего пара дней...

мы, таки, сделали это:
Движение против часовой стрелки от Боготы. Синим показаны локальные перелеты.
Красным - горная часть маршрута. Зеленым - водная часть.


Посмотреть подробней можно здесь

На стыке трех границ

Одиннадцать часов в скоростной лодке, орущей всеми 400ми лошадиными силами своих моторов так, что глохнешь уже через час - это очень, очень долго. Настолько, что под конец пути соображение отрубается напрочь. Благо предприимчивые перуанцы в Санта-Розе всегда готовы предложить свои услуги по сопровождению всяческих гринго, дабы те налепили правильные штампики в свои паспорта.

Амазонка в разливе. И некогда стройные улочки разбились на отдельные дома-острова, к каждому из которых можно добраться лишь на каноэ. Так и движемся: от острова-дома полиции к острову-дому миграционной службы и далее вплоть до колумбийской Летиции. Вечер уже наступил и колумбийские пограничники, разумеется, разошлись по домам - потому на эту ночь мы остаемся нигде. Уже не в Перу, но еще не в Колумбии. Но, признаться, мне уже все равно: хочется немного поесть и наконец-то вытянуться горизонтально.

Санта-Роза. Перу.






Амазонка на стыке трех границ.

Река Напо: от Коки до Икитоса.

Мы добрались до Икитоса и завтра двигаем по Амазонке к стыку границ Бразилии, Перу и Колумбии.

Пока есть возможность - выложу чуток фотографий.




Санта-Клотильда

Нам удалось уйти в Перу и добраться по реке Напо до местечка Санта-Клотильда.
Это невероятно, но здесь, в отдаленной перуанской дыре есть интернет. Когда есть электричество, конечно. А бывает оно с 6 до 10 вечера. Иногда.
Завтра надеемся добраться до города Икитос.

Спасибо всем, кто переживает и ждет. Мы приближаемся к финишу.

Рефугио (альплагерь) вулкана Илинизас

Вершина вулкана Илинизас Северный (5126м над уровнем моря)

Озеро Килотоа - туристическая жемчужина Эквадора

Экспедиция Орельяны на Котопакси!

Нам удалось совершить удачное восходение на основную вершину нашей экспедиции - вулкан Котопакси. Погода была отвратная, и смогла взойти только треть участников - кратера вулкана не видно, но главное - виден флаг.

За то время, что я был вне интернета, произошло много интересного: удачное восхождение на вулкан Илинизас Северный, посещение прекрасной Posada de Tigua (я писал об этом месте каких-то пять лет назад), озера Килотоа и термальных источников Папаякты.

Мы спустились с гор и сейчас  находимся в городке Кока, второе название которого - Франсиско де Орельяна. Завтра наступит вторая, водная, часть нашей экспедиции и возможности выйти в инет у нас может не быть аж до 15 мая.

Пожелайте удачи. Надеюсь, мои рассказы окажутся интересными.
Котопакси. 5897 метров.


На вершине Илинизас Северный.


Котопакси. На спуске.

От границы до Кито. Эквадор.

Погранпереход из Колумбии в Эквадор находится в местечке Румичака, что всего в нескольких километрах от Ипиалеса. Сейчас переход работает круглосуточно и автобусы до Кито ходят даже глубокой ночью.

Сам переход настолько неприметен, что можно по незнанию уйти в Эквадор безо всяких штампов – на самой границе никто их не проверяет. Проверки, как обычно, начинаются дальше, когда вы уже уселись в автобус и даже отъехали на десяток-другой километров.

У нас были волнения относительно штампа колумбийской таможни в наших паспортах, но пограничникам, похоже, на это глубоко наплевать и топать разбираться в таможню нам не пришлось.

Автобус до Кито идет пять часов, развлекая пассажиров голливудскими боевиками, переведенными на колоритный испанский язык. Торгаши всякой всячиной постоянно снуют на многочисленных остановках, так что голодным в дороге уж точно никак не останешься.

Хостель Auberge Inn в Кито оказался выше всяких похвал, проблема с необходимостью обмена денег также отпала (в Эквадоре национальной валютой является доллар США) и у нас, наконец-то, появилась возможность спокойно отдохнуть перед началом серьезных восхождений.

Следующая возможность выйти в интернет может представиться не скоро. Не теряйте нас.

( Плюс одна картинка. )

Внутренний дворик в Auberge Inn.

Santuario de las Lajas

Ипиалес – приграничный городок с впечатляющим военным гарнизоном. И хотя делать тут особо нечего - торопиться переходить границу не надо. Потому как именно здесь, буквально в 7 километрах от центра притаилось местное чудо – Santuario de las Lajas - неоготический собор, построенный прямо на мосту в каньоне реки Гуаитара.

Выдержка из википедии сполна раскрывает необычность этого места: «На месте, вблизи которого ныне сооружëн собор, согласно легенде находилась пещера, пользовавшаяся у местных жителей недоброй славой и которую обходили стороной, но однажды в 1754 году здесь произошло чудо явления Богородицы бедной индейской женщине по имени Мария Mуэсес и еë глухонемой дочери Розе. Богоматерь не только исцелила девочку, но и вернула еë к жизни, когда та неожиданно заболела и умерла.


На каменной стене появилось нерукотворное изображение женщины с младенцем на руках. После того, как абсолютно глухонемая девочка сообщила весть о появлении на скале лика Богородицы на внятном испанском языке, икона была признана исцеляющей. С тех пор в чудотворную пещеру стали стекаться паломники из Колумбии и Эквадора. Люди приезжают в каньон реки Гуаитары только ради наскальной иконы Senora de las Lajas, скрывающейся за красивыми стенами храма.

Около 1794 года возле пещеры построили первую скромную часовню, куда приносили свечи и цветы в дар Богородице.

Между 1796 и 1853 году здесь соорудили второй, а затем и третий храм, но большое количество паломников, которые приходили сюда на поклонение, вместить они не могли. В 1916 году на пожертвования прихожан началось строительство четвертого по счету храма, напоминающего замок-крепость в неоготическом стиле. Возникла идея объединить 30-ти метровым арочным мостом обе стороны глубокого ущелья. Сооружение храма продолжалось до августа 1948 года.

Главная реликвия собора Лас-Лахас — икона на камне — алтарный образ, привлекает и сегодня огромное количество верующих. Наскальный рисунок никогда не реставрировали, однако он поражает яркостью красочного слоя, якобы пропитывающего камень на глубину более метра. За более, чем 250 лет список исцеляемых чудотворной иконой болезней расширился: теперь исцеляются все — от наркозависимых до неверных супругов. О полном списке излечиваемых недугов можно узнать по каменным табличкам с благодарностями, которые тысячами лежат вокруг собора Лас-Лахас.

В настоящее время заботы о храме несут две францисканских общины, одна — колумбийская, другая — эквадорская. Таким образом, а собор Лас-Лахас стал залогом мира и союза между двумя южноамериканскими народами».


( Текст и пара фотографий )

Азуфраль

Хозяин отельчика Koala Inn в неприветливом городе Пасто оказал нам неоценимую услугу, подробно рассказав как самостоятельно добраться до вулкана Азуфраль. Этот стратовулкан имеет кальдеру диаметром в три километра, потрясающего зеленого цвета озеро в ней и более десятка лавовых куполов. Цвет озера обусловлен смесью серы и железосодержащих минералов в воде. Несмотря на свою относительно небольшую высоту в 4070 метров, Азуфраль серьезно влияет на климат окружающей местности, за счет чего здесь за последние 3000 лет сформировался особый тип экосистемы. Последний раз вулкан извергался примерно в 930 году до нашей эры.

Маршрут до вулкана таков: на автобусном терминале в Пасто следует отловить автобус до местечка Тукеррес за 6000 песо. Ехать около двух часов. Автостанции в Тукерресе нет и водитель автобуса высаживает людей где придется. Лучше если придется там, где есть местные мужички на местных же автомашинах, желающие подзаработать.


Такой мужичок может довести вас до кабаньоса (рейнджерский домик) Азуфраль. Стоить это будет аж 30000 колумбийских песо, причем за путь «туда» с вас возьмут 20000. Далее следует приплюсовать 5-6 часов и договориться с мужичком о времени, когда он должен будет вернуться за вами (и получить оставшиеся 10000 песо, конечно). Мысль «а если он не приедет?» старайтесь в мозг не допускать.

В кабаньосе дежурит пара рейнджеров, которые могут (при необходимости) посторожить ваш рюкзак, напоить по возвращении чаем и продать еще пару каких-нибудь ништяков. Вначале, разумеется, записав ваши данные и содрав с вас 1000 песо за вход в национальный парк. На памяти мужиков мы – первые русские в этих краях.

Дальнейшая дорога проста и сложности не представляет: на протяжении 6 километров идет постепенный набор высоты от 3500 до 4000 метров. Впрочем, лучше не расслабляться – вулкан не всегда радуется чужестранцам и периодически насылает гадостный дождь с мокрым снегом. Чтобы жизнь медом не казалась.

Лагуна предстает во всей красе с края кальдеры, но чтобы добраться до воды надо потерять всю набранную высоту. Спуск радует черной жижей под ногами, крутым уклоном и большой вероятностью стать чемпионом по жопслею. О том, как, таки, подниматься обратно разумеется лучше не думать.

Обратный путь проходит быстрее. Водитель может забросить вас до стоянки такси в центре Тукерреса, где можно попытаться найти попутчиков в пограничный городок Ипиалес. В зависимости от числа пассажиров дорога вам встанет от 7000 до 10000 песо. По времени ехать 60-70 минут.

Этот маршрут займет целый день, но на мой взгляд он куда лучше стандартной полуторачасовой поездки из Пасто до Ипиалеса.


( Пара фотографий )

Лагуна Берде (в переводе - озеро Зеленое) в кратере вулкана Азуфраль. Колумбия.


Пасто.

Дорога от Попаяна до Пасто – сплошной серпантин с парой тоннелей и вечным ремонтом. Еще несколько лет назад проехать здесь ночью я бы не решился: колумбийские власти контролировали дорогу лишь отчасти,  и грабежи, а то и захват заложников были нередки. Сейчас дела обстоят куда лучше, что, разумеется, не мешает местным военным тщательно шмонать ваш багаж и записывать личные данные.

Пасто – относительно большой промышленный город, где лишний раз пройтись по улице бывает довольно стремно. Хозяин хостеля, где мы зависли на ночь, обрисовал целую страницу инструкций куда, где и когда можно ходить, а куда лучше вообще не соваться. Завтра первомайский праздник и народ уже с вечера квасит, что, естественно, не добавляет радости при общении. Единственная безопасная улица (да и то – на две трети) – Calle 18: по ней толпами курсируют полицейские, и каждый встречный настойчиво рекомендует спрятать фотокамеру, потому как вот прямо за этим ближайшим углом ее непременно утащат.

На фоне этого белые улочки Попаяна кажутся просто манной небесной, и я в который раз порадовался, что запланировал перелет через этот город, а не напрямую в Пасто.

Ремонт дороги


Въезжаем в Пасто.

P.S. Мы уже в Кито, Эквадор. Завтра выдвигаемся в альплагерь вулкана Илинизас.

Пурасе.

От Попаяна до стратовулкана Пурасе – каких-то 30 км по прямой. Вот только местный автобус вынужден колесить два часа, чтобы доехать до местечка Cruce de la Mina, откуда можно начать долгий путь до вершины.

Сама дорога от домиков рейнджеров довольно проста и хорошо маркирована, однако избежать навязывания гида почти нереально. Но это и к лучшему: Пурасе – господин местной погоды и предсказать чем вас накроет, например, через час не возьмется никто. У гида же за плечами большой жизненный опыт и, главное, рация. Впрочем, когда на вершину идет несколько человек, то никто не будет пасти лично вас, чем я и воспользовался, вырвавшись далеко вперед в надежде дойти до вершины до того, как ее накроет туманом и тучами.

Путь лежит через пастбища и сильно заболоченные высокогорные луга – парамос. Колумбия, вообще, славится этой неотропической экосистемой – в этой стране расположено около 60% всех парамосов Южной Америки. Красиво, конечно, только прыгать с кочки на кочку в попытках не провалиться в это болото на высоте – удовольствие то еще.

Вулкан явно не жаждал лицезреть посетителей и как только я перешагнул планку в 4000 метров над уровнем моря – погода резко испортилась и повалил мокрый снег при сильном боковом ветре. Это, конечно, не помешало мне дойти до вершины, но сделать обзорных фотограф ий, разумеется, не удалось.

На спуске почва под ногами совершенно размокла и возвращение через этот болотистый ад под проливным дождем грозило затянуться надолго. Ситуацию спасла команда колумбийских мотокроссеров, которые забрались на своих байках аж до бывшей базы полиции (около 3900м над уровнем моря) и далее восходили прямо за мной.

Сидеть вдвоем на одноместном кроссе, держа свои ноги за штанины, в то время когда байк несется вниз по засыпанной камнем горной дороге – незабываемо. Через пару минут начинает болеть просто всё, но отсутствие желания тащиться через залитый парамос, таки, перевешивает и я каким-то чудом продолжаю держаться на байке, надеясь что вот за этим-то поворотом дорога станет получше.

Погода внесла коррективы в наши дальнейшие планы и вместо того, чтобы сесть на ночной автобус до Пасто мы решили остаться в нашем хостеле, чтобы привести себя в божеский вид. К тому же у нас закончились местные деньги, а все попытки оплатить что-либо долларами или кредиткой к успеху не привели. Оно и понятно – правительство Колумбии пытается жетско контролировать валютные потоки в рамках борьбы с наркотрафиком. При обмене денег требуется не только паспорт, но и отпечаток пальца, а местные купюры специально проштампопываются, дабы отличать от фальшивок.

( Пара фотографий )

На вершине.

Попаян.

Попаян встретил нас совершенно попаянистой погодой, двухчасовой задержкой рейса из Боготы и упущенной возможностью добраться до хижины рейнджеров под вулканом Пурасе в этот же день. Ну и ладно. Уедем завтра на первом автобусе, который, по слухам, выходит в 4.30 утра. Тем более что в хостеле подвернулись попутчики.

Сам Попаян – небольшой провинциальный городок с типичным для испанской Америки историческим центром. Сегодня суббота и местный народ явно собрался гудеть до утра, невзирая на залитые дождем улицы. Тем лучше – значит местные забегаловки работают допоздна и мы сможем отведать какой-нибудь национальное блюдо. Например, ajiaco bogotano – огромная тарелка кукурузного супа вкупе с четвертушкой курицы, рисом, авокадо и каперсами. Готовится, почему-то, исключительно в выходные.

Фотки сжимаю чем придется - по возвращении перезалью в нормальном качестве.

Исторический центр Попаяна.

Страна под охраной

Основа любого интересного путешествия – это прежде всего общение с людьми. С теми, кто оказывается на пути и кто, быть может, часть пути пройдет вместе с вами. В этом отношении сервис каучсерфинга – идеален. Ну в самом деле, где еще можно узнать страну изнутри, как не в доме местного жителя, который просто пустил вас пожить?

Ах, вписка, вписка. Манящее слово времен exUSSR, когда явки и пароли возможных ночлегов передавались по сарафанному радио, когда общение с хозяином импровизированного общежития путешествующих начиналось порою с вопроса: «Дяденька, а у вас водички не найдется, а то так есть хочется, что аж переночевать негде?» Сейчас все существенно проще – хвала интернету. Вот и мы, ничтоже сумняшеся, прилетев в Боготу отправились совсем не в отель, а в жилой кондоминиум неподалеку от аэропорта, где в компании иранца и колумбийки зависли на целую ночь.

Жилые кварталы Боготы поражают. Чистотой, отсутствием машин за пределами автостоянок, сплошными решетками на дверях и заборами вокруг домов под усиленным надзором видеокамер и мощной охраны. Люди предпочитают хождению по магазинам использовать доставку товаров на дом. Причем разносчика товаров охрана не пропустит без вашего на то согласия, получаемого по телефону. Все друг друга знают в пределах кондоминиума и все, без особой нужды, не высовываются за пределы охраняемой зоны. А на крайний случай есть дикая прорва официальных такси, вызываемых опять-таки по телефону. После такого ходьба по ночным улочкам в районе какого-нибудь московского Выхино кажется просто детской прогулкой вокруг песочницы в личном дворе.

Впрочем, колумбийцев такая ситуация похоже устраивает. Агентства по безопасности растут как грибы после дождя и работают в них отнюдь не пенсионеры. Полиция и армия в явном почете и видно, что от ребят в камуфляже по-настоящему зависит едва установившееся спокойствие в этой стране. Что ж – будем надеяться, что со временем нужда в решетках и заборах исчезнет и Колумбия обновит лик своих городов, представ перед туристами в новом, куда менее настораживающем виде.

Фото рабочее, качество с ноутбука не проверишь.

На вписке.

Трансатлантика и особенности колумбийской таможни.

Трансатлантический перелет, на мой взгляд, должен совершить каждый хоть раз в этой жизни. С долгими часами бесконечного дня, затекшими ногами и с убийственным состоянием сидячей полудремы.

Ровно затем, чтобы ступая на землю Южной Америки вдруг осознать: еще пара таких перелетов - и планета закончится. Этот призрачный голубой шарик на задворках галактики Млечный путь на удивление, просто чертовски, мал. И с каждым веком – становится меньше. За неделями и месяцами болтанки через Атлантику для первооткрывателей терры инкогнита пришли жалкие 10-12 часов перелета с комфортом, куда большим, чем был у искателей морских приключений.

Богота встретила нас псевдоядерным грибом восходящей грозы, неоднократными попытками приземлиться в бардаке лупящих со всех сторон молний и двумя часами бумажной волокиты на таможне в попытках задекларировать видавшие виды фотодевайсы. А декларировать нужно, начиная от стоимости в 1500 USD, т.е. любая нормальная камера с L-объективом уже не впишется в эту сумму.

Колумбийские власти всерьез озадачены контролем за денежными потоками выходящими за пределы страны и страждущими легкой наживы в попытках перепродать здесь товар. Потому любой дорогостоящий фотодевайс заносится в базу и выдается бумажка, которую надо сохранять до выезда из страны. Нет бумажки или девайса – значит ты его, однозначно, продал, а стало быть должен платить довольно некислый налог. Тихой сапой выскочить за границу никак не удастся, потому как таможня лепит дополнительный штамп в паспорт. Что ж, такого экспириенса на моей памяти не было – стало быть интересно узнать чем оно завершится.[B]

Ponerse en camino.

Южная Америка. В пятый раз. Это похоже на болезнь, хотя оптимисты назовут это любовью. Значит так и полетим: из России с любовью. Пожелайте удачи.

Спускаясь с гор в область Ориенте - влажную низменность бассейна Амазонки.


P.S. Все события экспедиции будут освещаться под специальным тегом Orellana.

( Еще несколько картинок. )

Презентация экспедиции.

До старта экспедиции остается меньше двух недель и, признаться, я уже изрядно волнуюсь.

Наконец-то разрешились все спорные вопросы и определился генеральный информационный спонсор экспедиции - научно-популярный журнал "Наука и Жизнь", на интернет-портале которого (и в этом журнале, конечно) я буду стараться рассказывать о ходе экспедиции в режиме on-line, откуда это будет возможно.

Презентацию можно посмотретьздесь (файл pdf размером 2Mb).

Оставайтесь с нами. :)



Дорогой Франсиско де Орельяны.

Определился маршрут следующей экспедиции, который пройдет по пути следования Франциско де Орельяны - первооткрывателя великой Амазонки. Эти места - последние более или менее нетронутые джунгли бассейна реки. Буду признателен за рекомендации и советы тем, кто знаком с этим районом.

Экспедиция будет состоять из двух сегментов: горного и водного.

Примерный расклад таков (возможны небольшие изменения в первой части экспедиции):

1. 27 апреля вечером - прилет в Боготу, Колумбия
2. 28 апреля днем - перелет в Попаян, Колумбия
3. 29-30 апреля - восхождение на вулкан Пурасе (4800м) в рамках необходимой высокогорной акклиматизации. Переезд в город Пасто, Колумбия.
4. 1 мая - Пасто и окрестности. Возможно восхождение на вулкан Азуфраль (5000м).
5. 2 мая - Переезд в городок Ипиалес, Колумбия. Пересечение границы с Эквадором и следование в Кито.
6. 3-6 мая Горно-восходительный трип. Восхождение на акклиматизационный вулкан, например Илинисас Северный или Южный. Затем - восхождение на Котопакси (5900м).
7. 7 мая - Переезд в городок Франсиско де Орельяна (Кока). Если удастся снять машину, то заедем на термальные источники в Папаякте.
8. 8-15 мая - Сплав по реке Напо до перуанского города Икитос. Сплав будет осуществляться с заходом во всякие интересные места, типа нац.парка Ясуни, скрытых лагун, etc. Возможно проведение церемонии аяхуаски у местных индейцев.
7. 16-17 мая. Нахождение в Икитосе и перемещение на скоростной лодке к стыку трех границ: городкам Санта-Роза (Перу), Табаринга (Бразилия), Летисия (Колумбия)
8. 18 мая - перелет из Летисии в Боготу
9. 19 мая - вечером обратный вылет в Москву.
( Читать далее и смотреть карту. )