Портал на основе электронной версии журнала «Наука и жизнь» создан при поддержке
Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЭТА ТЕМНО-ВИШНЕВАЯ ШАЛЬ… (История шали)

Л. БЕЛЮСЕВА.

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.
А. С. Пушкин

… Спадают с плеч классические шали,
Расплавленный страданьем крепнет голос.
И достигает скорбного закала
Негодованьем раскаленный слог…
О. Э. Мандельштам

Как-то, наводя порядок в шкафу, я наткнулась на незнакомую мне вещь. Это была незатейливая шелковая шаль, связанная крючком, на вид практически новая и явно нефабричная. Только длинные спутавшиеся кисти выдавали ее возраст. От мамы узнала, откуда находка. В начале тридцатых годов двоюродный брат моей бабушки купил шаль в Москве (видимо, на вещевом рынке) и выслал сестре, жившей с семьей в Клинцах, в подарок. К сожалению, поносить шаль бабушке не пришлось. В 1937 году ее мужа расстреляли, она осталась с тремя детьми на руках. Не до нарядов, все заботы только о пропитании. Потом была война. Так, в тяготах и лишениях, прошла бабушкина молодость, а вместе с ней, вероятно, пропал и интерес к шали.

Попыталась возродить шаль к жизни, распутала и расчесала кисти, немного укоротив их. Но потом поняла, что носить ее никто не станет: слишком тяжелая, да и сделана очень просто. Нынешние мастерицы придумывают более изысканные модели.

Между тем этот эпизод пробудил во мне любознательность. Захотелось выяснить биографию шалей. Когда и откуда они появились в России? Какими были, к примеру, во времена А. С. Пушкина или Л. Н. Толстого? Из книг открылось много любопытных подробностей.

Покопавшись в словарях, выяснила, что у многих народов (немцев, французов, англичан, поляков, турок, русских и др.) слово "шаль" звучит примерно одинаково, так как заимствовано из персидского языка, и обозначает тканое или вязаное полотнище разного вида и размера (квадратное, длинное прямоугольное или в виде прямоугольного треугольника). Шаль накидывают на плечи, чтобы преобразить скромное платье, сделать наряд более выразительным, придать строгость костюму или, напротив, смягчить его "деловитость", в конце концов, просто согреться в холодные осенние или зимние дни. В русском языке есть еще слово "полушалок" или, как поется в известной песне, "полушалочек" ("Стою на полустаночке в цветастом полушалочке…"). Так называют небольшую шаль.

Считается, что первые шали, тонкие и вместе с тем теплые, были изготовлены в XV веке в городе Сринагар, что в Кашмирской долине (историческая область в Азии, ставшая в прошлом столетии частью индийского штата Кашмир). Их делали в технике ручного ткачества из шерсти и пуха кашмирских коз. (Эту породу с длинным остевым волосом и мягким пуховым подшерстком, волокна которого на удивление однородны, издавна разводят на Тибете, в Иране, Монголии, Средней Азии и на севере Индии.) Над обыкновенной шалью три ткача работали несколько месяцев, над дорогой - от полутора до четырех лет.

В Европе ткани и изделия из кашмирского пуха, славящиеся красотой узора, яркими красками и необыкновенной легкостью, появились в XVII-XVIII веках. Известно, что Наполеон Бонапарт после египетского похода привез в подарок Жозефине Богарне сотни образцов восточной моды, в том числе и кашмирские (или кашемировые) шали. Она украшала ими свои наряды, порой использовала как покрывала и даже делала из них подушки. С легкой руки супруги императора кашемировые шали очень скоро стали неотъемлемой частью гардероба титулованных француженок и постепенно распространились по всей Европе. Они прекрасно дополняли платья с завышенной талией, низким декольте и маленькими рукавами - так называемую "холодную моду" в стиле ампир, подражавшую античным нарядам.

С 1800 года было налажено изготовление имитаций индийских тканей и шалей в Европе, в частности в городе Пейсли (Шотландия). В результате цены на кашмирские изделия упали. После 1877 года, когда голод заставил многих сринагарских ткачей покинуть родные места, производство шалей здесь резко сократилось. Между тем их продолжали вывозить в Европу - на сумму 180 тысяч фунтов стерлингов. В России цены на кашмирские шали колебались между 500 и 3000 рублей.

Первые русские шали, сотканные в сложной технике двустороннего ткачества, появились в начале XIX века. Сделанные руками крепостных девушек в мастерских помещиков Н. А. Мерлиной и Д. А. Колокольцова в Нижегородской губернии, они по качеству ни в чем не уступали индийским. Пряжу для тканья пряли из пуха сайгаков и шерсти тибетских коз так искусно, что она получалась тоньше волоса. Центральная часть шалей либо была гладкой - красной, голубой, белой, либо представляла собой контрастные полосы. Кайму украшали пышным многоцветным растительным узором из гирлянд и букетов цветов, абсолютно одинаковым с лица и изнанки. Иногда в него органично включали восточные мотивы в виде "турецких бобов" или "огурцов", своеобразно переработанные. Цвет шали и соотношение каймы с фоном подчинялись моде. В первой четверти XIX века предпочитали резкие контрасты, например желтая кайма и черный фон. Затем стал модным светло-кофейный фон. Позднее орнаментом начали покрывать не только края шали, но и всю ее поверхность.

Купавинские шали делали на Купавинской фабрике князя Н. Б. Юсупова, их носили только купчихи. Стоимость одной шали составляла 200 рублей, что равнялось годовому жалованью фабричного рабочего.

В царствование Александра I воспитанниц женских учебных заведений начали обучать танцу с шалью. Так девушки демонстрировали свое изящество, грациозность и хорошую осанку. Эта традиция сохранилась до конца XIX века. Подтверждение данному факту можно найти в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание", где титулярный советник Мармеладов рассказывает Раскольникову: "Знайте же, что супруга моя в благородном губернском дворянском институте воспитывалась и при выпуске с шалью танцевала при губернаторе и при прочих лицах, за что золотую медаль и похвальный лист получила".

Старинные шали, как восточные, так и русские, были очень длинными и исключительно с тканым орнаментом. Умению носить их придавалось большое значение. Один конец обертывали вокруг руки, другой спускали до земли. Чтобы удерживать шаль в нужном положении, в ее углы вшивали металлические шарики (иногда шарики вплетали в кисти).

Великолепными вязаными шалями из козьего пуха прославился Оренбургский край. Как гласит легенда, первая оренбургская шаль была подарена императрице Екатерине II одной казачкой. Царица поразилась искусной работе, щедро одарила мастерицу, но приказала слугам ослепить ее, чтобы никто ничего подобного больше не сделал. К счастью, у казачки была дочь, которой она успела передать секреты вязания. Начиная с середины XIX века оренбургские пуховые изделия не раз удостаивались медалей на Всемирных промышленных выставках в Лондоне, Чикаго, Брюсселе. Легкие, ажурные, словно паутинка, шали и платки, пяти аршин в длину и пяти в ширину (3,5 ґ 3,5 м), поражали посетителей выставок не только своей красотой, но и тем, что их можно было протащить сквозь золотое колечко и уместить в скорлупе гусиного яйца.

В 1830-е годы появились тканые шали с набивным орнаментом, с вышивкой шелком. Чуть позднее, когда на многих мануфактурах и фабриках наладили производство набивных шалей, более дешевых по сравнению с шалями, украшенными тканым узором, этот предмет одежды получил особенно широкое распространение. Шаль прочно вошла в быт различных слоев русского общества. Ее стали носить женщины не только дворянского, купеческого, но и мещанского, крестьянского сословий.

Из тканых шалей большим спросом пользовались изделия из города Павловский Посад Богородского уезда Московской губернии. Здесь с середины XIX века существовал "Торговый дом Я. И. Лабзина и В. И. Грязнова", известный далеко за пределами России. Производимые в его мастерских шелковые и шерстяные набивные платки и шали с 1865 года неоднократно отмечались призами российских и зарубежных выставок. Несколько лет назад в городе открыли Музей истории русского платка и шали. Его экспозиция основана на личной коллекции платков, шалей, женских головных уборов и предметов быта XVIII-XX веков, которую долгое время собирал житель Павловского Посада Владимир Шишенин. Созданные на разных мануфактурах, они отличаются и видами тканей, и способами украшения. Каждая вещь - отражение души и вкуса мастерицы, сотворившей ее.

У шали, как и у платка, много "родственников": палантин, накидка, шарф, пелерина, пончо. Их история не менее увлекательная. Но это уже темы для других статей. А сейчас, чтобы представить, какие шали были модны в то или иное время, взгляните на фотографии и репродукции картин отечественных и зарубежных художников.

Литература

Андреева Р. Энциклопедия моды. - СПб: Литера, 1997.

Государственный Эрмитаж: Альбом/ Сост. В. А. Суслов, М. Б. Щукин, Е. Н. Ходза, И. В. Линник и др. - М.: Сов. худож., 1989.

Дворкина И. Ручное ткачество для всех // Наука и жизнь, 1994, №№ 2, 4, 5, 8-11.

Из истории реализма в русской живописи: Альбом/ Сост. К. В. Михайлова, Г. В. Смирнов, З. П. Челюбеева. - М.: Изобр. искусство, 1982.

Калитина Н. Французский портрет XIX века. - Л.: Искусство, Ленинградское отд-ние, 1985.

Киреева Е. История костюма. - М.: Просвещение, 1976.

Кирсанова Р. Костюм в русской художественной культуре XVIII - первой половины XX вв. - М.: Большая российская энциклопедия, 1995.

Докучаева В. Борис Кустодиев. Жизнь в творчестве. - М.: Изобр. искусство, 1991.

Николаев С. Корд, кирза и кринолин // Наука и жизнь, 1995, № 2.

Другие статьи из рубрики «Биографии вещей»

Б. М. Кустодиев. Портрет Ю. Е. Кустодиевой. 1920 год. Государственная Третьяковская галерея. На жене художника великолепная шелковая шаль.
Фрагмент бабушкиной шали, связанной крючком из шелковых нитей. Начало 1930-х годов.
Ж.-О.-Д. Энгр. Мадам Ривьер. 1805 год. Париж, Лувр.
Неизвестный художник первой половины XIX века. Портрет пожилой купчихи. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
Кашмирская шерстяная шаль XVIII века (фрагмент). Москва, Музей искусства народов Востока. Фото из Большой советской энциклопедии.
Пейслинская шаль - подражание кашмирской. Фото из электронной энциклопедии 'Encarta'.
Т. Шассерио. Две сестры. 1843 год. Париж, Лувр.
'Колокольцовский' шарф (фрагмент). 1820-е годы. Нижегородская губерния. Мастерская Н. А. Мерлиной. Шерсть. Ткачество (265 х 53). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
Неизвестный художник первой четверти XIX века. Портрет Н. Я. Ветлицкой (бабки графа А. А. Аракчеева со стороны матери). Новгородский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник.
Неизвестный художник первой четверти XIX века. Портрет Е. А. Аракчеевой, урожденной Ветлицкой (помещицы, матери графа А. А. Аракчеева). 1800-1810 годы. Новгородский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник.
Фрагмент тканой шерстяной шали с набивным узором. 1980-е годы.
Фрагмент оренбургской шали 1970-х годов.
П. С. Попов. Портрет Н. Е. Волковой (помещицы Вологодской губернии). 1824 год. Вологодский областной краеведческий музей. Женщина одета и причесана по моде начала 1820-х годов.
Б. М. Кустодиев. 'Христосование'. 1916 год. Астраханская картинная галерея имени Б. М. Кустодиева. На купчихе шаль под стать празднику - в нежных весенних тонах.
Б. М. Кустодиев. 'Купчихи в Кинешме'. 1912 год.
Б. М. Кустодиев. 'Купчиха с зеркалом'. 1920 год.
Б. М. Кустодиев. 'Машка - дочь купецкая'. Эскиз костюма к спектаклю 'Блоха' по рассказу Н. С. Лескова 'Левша'. 1924 год.
Детальное описание иллюстрации

Неизвестный художник первой половины XIX века. Портрет пожилой купчихи. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Такой праздничный национальный наряд носили в конце XVIII - первой половине XIX века женщины купеческого сословия. Края шали украшены пестрым тканым узором.
Неизвестный художник первой четверти XIX века. Портрет Н. Я. Ветлицкой (бабки графа А. А. Аракчеева со стороны матери). Новгородский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник. В начале XIX века богато украшенная шаль была обязательной частью дамского наряда.



Партнер Рамблера Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru