Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

За социализацией — на водопой...

Юлия Смирнова. Фото Андрея Гилёва

Не всё рукотворное вредит дикой природе. Заброшенные артезианские скважины в астраханских степях помогают выжить немногочисленной российской популяции сайгаков, этих необычных антилоп с мягкими носами, похожими на укороченный хобот.

То, что скважины стали для сайгаков социальными аренами, обнаружили сотрудники Санкт-Петербургского государственного университета Андрей Гилёв и Карина Каренина. В течение двадцати дней они вели ежедневные наблюдения за жизнью сайгаков заказника «Степной» в Астраханской области. Собранные данные могут помочь в организации надлежащих мер охраны, которые необходимы для сохранения некогда массового, а теперь редкого вида антилоп на территории России.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В мае 2015 года в Казахстане за неделю пала почти треть мировой популяции сайгаков — около 135 тысяч животных. Согласно официальной версии, причиной стала геморрагическая септицемия — острая септическая болезнь, для которой характерна высокая смертность. Если бы подобное случилось с российской популяцией, то мы потеряли бы всех сайгаков, обитающих на территории нашей страны (в Астраханской области и в Калмыкии), ведь у нас осталось не более 5 тысяч животных. А ещё полвека назад их было около полумиллиона. Резкое сокращение численности произошло в последние десятилетия из-за незаконного промысла, — сайгачьи рога высоко ценятся в китайской медицине, хотя ничего особенного в них нет: по химическому составу они ничем не отличаются от рогов других животных. Истребление самцов приводит к тому, что многие самки, продолжительность жизни которых не высока (около 3 лет), попросту не успевают встретить партнёра и вступить в процесс размножения. Такие катастрофические колебания численности массового вида наносят ущерб всей степной экосистеме.

Между тем биология этих антилоп изучена плохо. Сайгаки — суперкочевники, которые очень насторожённо относятся к людям, что осложняет работу с животными. Только во время массового отёла их можно застать на одном месте. Этим и воспользовались зоологи. Учёные почти три недели провели в палатке-скрадке, установленной на артезиане — месте разлива воды из скважины, куда животные приходят, как оказалось, не только на водопой.

Социальные арены — открытые участки местности, расположенные, как правило, у воды, обычно используются животными — обитателями закрытых пространств, потому что в лесу довольно сложно найти сородичей. Но оказалось, что и степные жители — сайгаки посещают места общего сбора, где идёт обмен информацией, приобретается новый социальный опыт. Самки приводят сюда детёнышей примерно неделю спустя после родов, и здесь малыши впервые встречают взрослых самцов. Здесь же животные восполняют запасы воды и получают необходимые минеральные вещества из богатой солями почвы вблизи скважин.

На открытых пространствах, где всё хорошо просматривается, нет необходимости постоянно приглядывать за сайгачатами, ведь у хищников мало шансов остаться незамеченными. Хищники, кстати, тоже приходят к артезианам, но ведут себя по правилам водяного перемирия, объяснить которое зоологи пока что не могут. Возможно, открытые пространства действуют как сдерживающий фактор.

Заброшенные скважины стали играть большую роль в жизни животных, поскольку естественные водоёмы, как правило, располагаются вблизи населённых пунктов и сельхозугодий, что делает их недоступными для сайгаков. За скважинами требуется уход. Время от времени они засоряются, и тогда на помощь приходят сотрудники заказника, хотя поддержка источников в рабочем состоянии не входит в их обязанности.

Ещё одно любопытное наблюдение сделали зоологи относительно разных стратегий избегания опасностей у молодых самцов и самок. На второй-третий год самки рожают, как правило, разнополые двойни. Уходя пастись, они оставляют детёнышей в высокой траве. При приближении источника потенциальной опасности самцы пытаются убежать, а самочки, напротив, прижимаются к земле, стараясь слиться с выгоревшей травой. Такие разные стратегии, по мнению петербургских зоологов, в случае нападения хищника позволяют уцелеть хотя бы одному детёнышу. Подобный способ спасения от хищника очень редко встречается среди животных, а для сайгака такая модель поведения отмечена впервые.

Охота на сайгака в России запрещена с 1999 года, но браконьеров это не останавливает. Сейчас отечественная популяция обитает, повторим, на территории двух административных субъектов — в Астраханской области и в Калмыкии, что создаёт ряд организационных трудностей для реализации мероприятий, направленных на охрану животных.

Сайгаки уже не раз восстанавливали свою численность, будучи почти на грани вымирания, но в борьбе с браконьерством без помощи человека им не обойтись.

Исследование проведено при поддержке РФФИ (грант № 14-04-31390).


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Вести из экспедиций»